Ермоленко Д.В. – первый проректор МГИМО из выпускников вуза

Ахтамзян Абдулхан Абдурахманович – д.и.н., почетный профессор МГИМО(У) МИД России, выпускник 1954 г. E-mail: vestnik@mgimo.ru

 

Вся статья: 

Дмитрий Владимирович Ермоленко, родившийся в Москве 14 августа 1923 г., принадлежит к тем поколениям соотечественников, которые по праву считаются героическими поколениями. В самом деле, из каждых ста наших сограждан мужского пола, родившихся в 1922–1925 гг., в конце Великой Отечественной войны остались в живых всего по три-четыре человека.

Дмитрий Ермоленко окончил среднюю школу № 324 в Москве в июне 1941 г. В июле он (ему еще не исполнилось 17 лет) уже был на строительстве оборонительных укреплений на Западном фронте. По возвращении в Москву в августе 1941 г. был зачислен в ряды Красной армии. Уже в январе–феврале 1942 г. семнадцатилетний боец участвует в боевых действиях на Западном фронте в соста- ве мотострелкового батальона 32-й танковой бригады.

На фронте солдат получил контузию и после излечения в госпитале направлен в артиллерийское училище под Пензой. Там сержант Д. Ермоленко стал командиром взвода курсантов и в сентябре 1943 г. получил звание лейтенанта. В Советской армии он оставался до июня 1945 г., когда был уволен по состоянию здоровья. Естественно, первым желанием участника войны было наверстать упущенное – получить высшее образование.

В сентябре 1945 г. Д.В. Ермоленко стал студентом только что созданного Московского государственного института международных отношений МИД СССР. В это время участники войны, фронтовики, одетые в гимнастерки с орденскими планками и отметками ранений, составляли, можно сказать, ядро студенческого коллектива. Именно они заложили основы студенческой дружбы и мгимовской солидарности, понимания гражданского долга и патриотизма не на словах, а на деле. Они былиобразцом для последующих поколений студентов МГИМО.

В числе первых студентов МГИМО были пять Героев Советского Союза. Абитуриенты со школьной скамьи заполнили старый дом у Москва-реки несколько позже. Автор данного очерка впервые узнал Дмитрия Владимировича Ермоленко осенью 1949 г., когда поступил в МГИМО, а студент Д. Ермоленко завершал учебный курс. Дмитрий Ермоленко отличался не только солидностью тона, но и основательностью знаний и суждений. Вполне закономерно, что он стал аспирантом кафедры, призванной формировать мировоззрение молодых специалистов – международников.

Наставниками нового поколения были директор МГИМО Г.П. Францев и профессор А.Ф. Шишкин. Преемственность поколений и научных школ в МГИМО стала складываться именно тогда. Еще будучи аспирантами, недавние выпускники факультета международных отношений, в их числе Д.В. Ермоленко, Н.Н. Иноземцев, Ю.Н. Семенов, В.М. Коллонтай и другие, вели семинары и читали лекции, знакомили студентов не только с основами диалектического и исторического материализма, но и с зарубежными учениями, теориями, концепциями английских, американских, французских ученых.

Именно идеология западных обществ была предметом анализа молодых ученых школы МГИМО. Д.В. Ермоленко подготовил и защитил в установленный срок диссертацию на соискание ученой степени кандидата философских наук. Тема диссертации – весьма актуальная в то время «Критика космополитических теорий в буржуазной философии и социологии». Именно от него студенты впервые слышали имена не только Питирима Сорокина, но и Бертрана Рассела, Уол- тера Ростоу и многих других.

Яркую зарисовку лекции молодого доцента сделал по памяти один из его последователей доктор философии Б.С. Старостин: «Наш студенческий курс познакомился с Дмитрием Владимировичем, когда он стал читать нам лекции по философии…На нас, грешных, обрушился ураган каких-то мистических понятий, как-то: онтология и гносеология, бытие и ничто, материя и сознание и т.д. Лекции читались в самом престижном первом зале в старом здании МГИМО у Крымского моста, где сохранились интересные атрибуты прошлого. В первом зале висела огромная люстра со множеством хрусталиков, и когда Дмитрий Владимирович начинал говорить хорошо поставленным баритоном, зал замирал, и воцарившаяся тишина внимала мелодичному перезвону хрусталиков на старинной люстре». Эта зарисовка удачно отражает не только атмосферу в старом доме у Москвы-реки, но и своеобразие яркой личности Димы – тридцатитрехлетнего доцента.