Ученые об ученых: попытка реконструкции образа российского ученого по материалам «Вестника РАН»

Медведева Светлана Михайловна – к.полит.н., доцент кафедры философии МГИМО(У) МИД России. E-mail: vestnik@mgimo.ru

 

Вся статья: 

В последние годы все чаще поднимается вопрос о необходимости и возможности возродить российскую науку. Причем если в 1990-х гг. перспективы виделись преимущественно в мрачном свете, то в настоящее время мы сталкиваемся с целым спектром позиций, начиная от прохождения российской наукой точки невозврата и полного непонимания ее нужд «в верхах» до весьма оптимистических прогнозов, ссылающихся на существенные финансовые вливания, проект инновационного центра Сколково, программы возвращения отечественных ученых-эмигрантов на Родину и т.п.

В принципе подобная тенденция тесно связана с политической конъюнктурой. Коль скоро с конца 1990-х гг. Россия взяла жесткий курс на возрождение своей великодержавной мощи, она должна обладать соответствующим Великой державе научным и интеллектуальным потенциалом. Оставим, впрочем, на некоторое время в стороне спорный вопрос о финансировании и недофинансировании российских научных проектов и обратимся к субъективной стороне возрождения российской науки.

Речь идет о психологических проблемах людей, которые будут непосредственно участвовать в этом процессе, об их представлениях, ожиданиях, ценностях, паттернах поведения. Очевидно, что без возрождения в умах, никакое объективное развитие и усиление науки в России попросту невозможны. Следовательно, образ российского ученого, изучению которого посвящена данная статья, имеет к субъективной стороне процесса восстановления отечественной науки прямое отношение.

Теоретические предпосылки изучения образа российского ученого Вместе с тем вопрос о роли образа ученого в повседневном труде работников различных научных учреждений явно нуждается в уточнении. Для ответа на этот вопрос необходимо указать два аспекта, которые связаны с функционированием образа любой профессиональной или этнической группы, в том числе и образа российских ученых. В первом случае,речь идет об удовлетворенности /неудовлетворенности, которую испытывает человек, принадлежащий к определенной социальной группе, по поводу своей к ней принадлежности.

Особенно подробно этот вопрос был разобран британским социальным психологом Г. Тэджфелом. Тэджфел указал, что наша самооценка непосредственно зависит от того, к какой социальной, этнической или профессиональной категории мы себя относим. Точнее, насколько эта категория представляется статусной и престижной как в наших собственных глазах, так и в глазах окружающих. Соответственно, как отмечает британский ученый, человек может испытывать как позитивную, так и негативную идентичность с группой.

Причем негативность или позитивность идентичности зависит не только, и даже не столько, от объективных материальных благ, которыми располагает группа, сколько от ее доступа к моральным ресурсам, под которыми обычно подразумевают статус и престиж. Далее, человек, принадлежащий к престижной группе (или, по крайней мере, считающий ее таковой), испытывает моральное удовлетворение и уверенность в себе. Однако, что происходит с теми, кто в силу обстоятельств оказался членом группы, не вызывающей достойного отношения со стороны общества, а также малопривлекательной с их собственной точки зрения?

Самый простой, выход – покинуть эту группу. Применительно к научному сообществу в качестве иллюстрации этого принципа можно указать на известную «утечку мозгов» за рубеж, частичный отток на рубеже 1980 –1990-х гг. научных кадров в частный бизнес, и в настоящее время слабое пополнение научных коллективов новыми молодыми сотрудниками (что можно рассматривать в качестве завуалированной формы ухода из группы). В случае если уход из группы невозможен, индивид прибегает к различным стратегиям, в том числе бессознательно создавая или поддерживая негативные образы других групп, таким образом, подспудно повышая привлекательность своей группы.

Впрочем, в данном контексте данная сторона работы группового образа и групповой идентичности не столь важна. Главное другое. Никакая работа по возрождению отечественной науки невозможна без создания, в том числе позитивного образа научного работника. Разумеется, мы не предполагаем, что привлекательный образ ученого,единственное, что нужно отечественной науки и именно он спасет положение дел. Однако в наш век информационных технологий, когда создание имиджей стало, можно сказать, отдельной индустрией, без работы в этом направлении не обойтись.

Теперь обратимся ко второму аспекту функционирования образа группы, связанному с его информационной составляющей. Для прояснения этой темы имеет смысл обратиться к теории стереотипа, точнее (учитывая большое разнообразие школ в этой области), к когнитивисткому подходу к стереотипам, поскольку именно он занимается процессами переработки информации в нашем мышлении, в том числе и кодированием информации в относительно жесткие клише, т.е. стереотипы. Заведомо оговоримся, что, хотя в обыденном сознании данное понятие воспринимается как негативное явление, искажающее образ объекта, современные психологи давно отказались от подобного понимания, обнаружив, что стереотипы являются не столько ложными, сколько специфическими ментальными конструкциями.

Ключевые слова: Наука, ученый, образ, социальный стереотип, научное сообщество, культура.

Примечания
1. Tajfel H. Human Groups and Social Categories. - Cambridge., Cambridge University Press, 1981.
2. Подробнее о различных теориях стереотипов см.: Медведева С.М. Проблема политического стереотипа в зарубежной поли-
тической психологии. М.: МГИМО(У), 2005.
3. Подробнее см., напр.: Шихерев П.Н. Современная социальная психология. М.: ИП РАН; КСП+; Академические проект, 1999;
Stereotyping and Prejudice: Changing Conceptions / D. Bar-Tal et al. – N.Y., Springer-Verl., 1989.
4. Tajfel H. Cognitive Aspects of Prejudice. – J. Of Social. Issues. – 1969, 4; Tajfel H., Forgas J. Social Categorization: Cognitin, Values and
Groups / Social Cognition: perspectives on Everyday Understanding / Forgas J. (Ed.) – London etc., Academic press, 1986.
5. Hamilton D., Sherman J. W. Illusory Correlation: Implications for Stereotype Theory/ Stereotyping and Prejudice: Changing Conceptions / D. Bar-Tal et al. – N.Y., Springer-Verl., 1989; Hamilton D., Sherman J. W. Stereotypes / Handbook of Social Cognition. V.2 – Hilsdail,
Lawrence Erlbaum Associates Publishers, 1994.
6. Axelrod R. Schema Theory: An Information Processing Model of Perception and Cognition. / The American Political Science Review. –
1973, V. LXVII, 4. – P. 1248 – 1279.
7. По поводу связи стереотипов и ценностей см.: Rokeach M. Beliefs, Attitude and Values: A Theory of Organization and Change. – San
Francisco, Jossey-Bass Inc. Publishers, 1972.
8. Российская наука в лицах. Выпуск 3, 4. М.: Arademia, 2004, Российская наука в лицах. Выпуск 5 , 6. – М., Arademia, 2009.
9. Российская наука в лицах. Выпуск 6. М.: Arademia, 2009. С. 7.
10. Российская наука в лицах. Выпуск 4. М.: Arademia, 2004. С. 1.
11. Российская наука в лицах. Выпуск 6. М.: Arademia, 2009. С. 40.
12. Российская наука в лицах. Выпуск 6. М.: Arademia, 2009. С. 24.
13. Российская наука в лицах. Выпуск 3. М.: Arademia, 2004. С. 86.
14. Российская наука в лицах. Выпуск 3. М.: Arademia, 2004. С. 36.
15. Российская наука в лицах. Выпуск 3. М.: Arademia, 2004. С. 405-406.
16. Российская наука в лицах. Выпуск 3. М.: Arademia, 2004. С. 17.
17. Российская наука в лицах. Выпуск 3. М.: Arademia, 2004. С. 136.
18. Российская наука в лицах. Выпуск 6. М.: Arademia, 2009. С. 47.
19. Российская наука в лицах. Выпуск 3. М.: Arademia, 2004. С. 142-143.
20. Российская наука в лицах. Выпуск 3. М.: Arademia, 2004. С. 137.