Россия в меняющемся мире: преемственность приоритетов и новые возможности

Вся статья: 

Выступление Президента РФ В.В. Путина на совещании в МИД России послов и постоянных представителей РФ за рубежом 9 июля 2012 г.

Уважаемые коллеги!

Вы знаете, что сегодня в России траур по поводу гибели наших граждан на юге страны и в автокатастрофе на Украине. Это большая трагедия, большая беда. Я прошу вас встать и минутой молчания почтить память погибших.
Спасибо.

Уважаемые коллеги!

Я приветствую руководящий состав российской дипломатической службы. Наша первая встреча состоялась в 2002 году, когда отмечался 200-летний юбилей Министерства иностранных дел. Прошедшее десятилетие показало, что такой регулярный и содержательный формат общения весьма полезен и востребован. Именно вы, уважаемые коллеги, и ваши подчиненные на местах на практике в ежедневном режиме продвигаете и отстаиваете интересы нашей страны за рубежом, отстаиваете позицию нашей страны, способствуете росту ее влияния на происходящие в мире процессы.

Текущие приоритеты дипломатической работы определены в Указе Президента «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации» от 7 мая текущего года. В условиях стремительной трансформации международных отношений совершенствование деятельности МИД и других профильных структур приобретает очень важное значение. На первый план выходит способность оперативно и компетентно анализировать происходящее, давать своевременный прогноз, но хочу отметить: нельзя только пассивно наблюдать за происходящими событиями, как принято писать в ведомственных телеграммах, «отслеживать развитие этих событий». Нужно активнее влиять на ситуацию там, где напрямую затрагиваются российские интересы, действовать на упреждение, быть готовыми к любому варианту развития обстановки, даже к самому неблагоприятному варианту такого развития.

Международные отношения постоянно усложняются,выэтосамичувствуетепрактически вежедневнойработе.Сегодня,ксожалению,мыне можем оценить их как сбалансированные и стабильные, наоборот, нарастают элементы напряженности и неопределенности, а доверие, открытость остаются, к сожалению, часто невостребованными.

Мировое сообщество по-прежнему далеко от создания основ универсальной и неделимой системы безопасности. На словах все вроде бы «за», но на деле значительное количество наших партнеров стремится обеспечить лишь собственную неуязвимость, забывая, что в современных условиях все взаимосвязано. Большинство вызовов и угроз носит, безусловно, транснациональный характер. Эти угрозы известны: распространение оружия массового уничтожения, терроризм, религиозный экстремизм, наркотрафик, загрязнение окружающей среды, нехватка продовольствия и пресной воды.

Надо признать, что пока не просматривается и надежных вариантов преодоления мирового экономического кризиса. Более того, перспективы становятся все более и более тревожными. Долговые неурядицы еврозоны и ее сползание в рецессию – лишь верхушка айсберга из нерешенных структурных проблем всей мировой экономики. Дефицит новых моделей развития на фоне эрозии лидерства традиционных экономических локомотивов (таких, как США, ЕС, Япония) ведет к торможению глобального развития. Усиливается борьба за доступ к ресурсам, провоцируя аномальные колебания сырьевых и энергетических рынков. Многовекторность мирового развития, обострившиеся вследствие кризиса внутренние социально-экономические неурядицы и проблемы в развитых экономиках ослабляют доминирование так называемого исторического Запада. Это уже факт.

Хочу отметить, уважаемые коллеги, нас это абсолютно не радует. У нас не должно это вызывать ни радости, ни тем более злорадства. У нас это может вызвать только тревогу, потому что непонятны последствия происходящих событий, этих тектонических событий в мировой экономике, а как следствие – неизбежные изменения и в раскладе международных сил, в мировой политике.

Тем более нас не радует, что мы наблюдаем попытки отдельных участников международного общения сохранить свое привычное влияние, причем наши партнеры часто прибегают к односторонним действиям вопреки нормам международного права.

Это проявляется в так называемых гуманитарных операциях, экспорте «ракетно-бомбовой демократии» и вмешательстве во внутренние конфликты. Мы видим, насколько противоречиво и разбалансированно идет процесс реформ в Северной Африке и на Ближнем Востоке, а трагические ливийские события у многих стоят перед глазами. Безусловно, нельзя повторить подобные сценарии в других странах, например в Сирии. Убежден, нужно все максимально сделать для того, чтобы принудить конфликтующие стороны к выработке мирного политического решения всех спорных вопросов, нужно стремиться содействовать такому диалогу. Конечно, такая работа более сложная и тонкая, чем грубое силовое вмешательство извне, но только она может обеспечить долгосрочное урегулирование и дальнейшее стабильное развитие ситуации в регионе да и, если применительно к Сирии, в самом Сирийском государстве.

Вообще укрепление коллективных начал международной жизни с упором на переговоры, поиски компромиссов мирным путем должны стать императивом. Это касается всех болевых точек, включая ситуацию вокруг иранской и северокорейской ядерных программ, Афганистана, других региональных и субрегиональных проблем.

В ближайшие годы наша страна будет хозяйкой саммитов крупнейших многосторонних организаций и форумов: АТЭС, «двадцатка», «восьмерка», Шанхайская организация сотрудничества и БРИКС. Председательство в них дает возможность не только укреплять позиции России на мировой арене, но и более энергично продвигать безусловный приоритет правового политико-дипломатического урегулирования различных острых проблем.

Мы продолжим твердо отстаивать принципы Устава Организации Объединенных Наций как основы современного миропорядка, будем добиваться, чтобы все исходили из того, что в случаях, требующих силового вмешательства, решение правомочен принимать только Совет Безопасности ООН. Дополнять такие решения какими-либо односторонними санкциями контрпродуктивно.

Уважаемые коллеги!

Внешняя политика России была, есть и будет самостоятельной и независимой. Она последовательна, сохраняет преемственность и отражает уникальную, сформировавшуюся за века роль нашей страны в мировых делах и в развитии мировой цивилизации. Она не имеет ничего общего с изоляционизмом или конфронтацией и предусматривает интеграцию в глобальные процессы. Ее дипломатический инструментарий должен быть динамичным, конструктивным, прагматичным и гибким.

Это касается, в частности, работы по продвижению экономических интересов нашего государства – задача сверхважная и очень непростая.

Признаем, пока мы все-таки чаще всего проигрываем многим нашим иностранным партнерам, умеющим более грамотно, более настойчиво лоббировать свои деловые интересы.

О ресурсах экономической дипломатии мы говорим давно – начиная как раз с начала 2000-х годов, на первой встрече с вами об этом говорили, но кардинальных изменений пока все-таки не добились. Есть, безусловно, подвижки, я их сам вижу, отмечаю, но кардинальных изменений пока нет.

На внешних рынках российский бизнес сталкивается с необоснованными ограничениями. Это особо заметно в условиях, когда мировое хозяйство охвачено метастазами кризиса и нормой становится протекционизм. Совсем недавно я имел удовольствие и честь со своими коллегами на «двадцатке» говорить об этом в самой прямой постановке вопроса. Говорится много, но, к сожалению, пока действенных инструментов борьбы с протекционизмом все-таки нет. Надо действовать поживее. Отечественный бизнес нуждается в постоянной дипломатической поддержке. Разумеется, сам бизнес должен держать МИД и его структурные подразделения, в том числе за границей, в курсе своих планов, а загран- учреждения – энергичнее помогать нашим компаниям в работе на внешних рынках и в реализации перспективных экономических инициатив. При этом адекватно отвечать на все случаи дискриминации российских товаров, услуг, инвестиций, не допускать недобросовестной конкуренции, во всяком случае бороться и энергично отвечать на эти проявления.

Не нужно стесняться продвигать продукцию российского военно-промышленного комплекса. Наши партнеры, такие, как Соединенные Штаты, Франция, Израиль, да и другие страны, давно возвели такую работу в ранг государственной политики и проводят ее весьма напористо, эффективно.

Важно использовать возможности, открывающиеся с присоединением России к Всемирной торговой организации. Мы знаем, здесь есть и риски, но есть и плюсы. Нужно использовать эти дополнительно открывающиеся возможности.

Вновь подчеркну, углубление интеграционных процессов на пространстве СНГ – это сердцевина нашей внешней политики, курс, рассчитанный на стратегическую перспективу. Движущей силой интеграции является, безусловно, «тройка» – Россия, Белоруссия и Казахстан, сформировавшие Таможенный союз и приступившие к работе в формате единого экономического пространства. Будем планомерно вести дело к созданию евразийского экономического союза, что должно быть еще более глубокой степенью интеграции. Предстоит объединить в общий рынок 165–170 миллионов потребителей, принять общее экономическое законодательство, обеспечить свободный обмен капиталов, услуг, рабочей силой.

Очень жаль, что вне рамок этого процесса пока остается братская Украина. По самым независимым, объективным экспертным оценкам, присоединение Украины к этому интеграционному объединению, безусловно, дало бы и Украине, и всему процессу дополнительную динамику, было бы весьма положительным с экономической и социальной точек зрения. Повторяю, и для самой страны, и для всего объединения.

Я сейчас говорил, рынок потребителей у нас в составе «тройки» примерно 170 миллионов, а вместе с Украиной был бы 210–220 миллионов. Согласитесь, синергия была бы колоссальной. Но мы прекрасно понимаем и отдаем себе отчет в том, что вопрос о путях интеграции, об участии в различных интеграционных объединениях – это, безусловно, суверенный выбор украинского народа и Украинского государства во главе с действующим руководством. Мы будем относиться к этому выбору с уважением, будем искать любые формы сотрудничества, самые оптимальные и подходящие, для того чтобы это сотрудничество не увядало, а, наоборот, активно развивалось.

Россия будет и дальше укреплять свои позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Конечно, глобальный кризис не обошел АТР стороной, но в целом регион продолжает наращивать свою экономическую мощь, сохраняет в значительной степени свою динамику, становится новым центром глобального развития. Наше участие в динамичных интеграционных процессах на азиатско-тихоокеанском пространстве, уверен, скажется на социально-экономическом подъеме Сибирии Дальнего Востока Российской Федерации.

Важнейшее значение имеет стратегическое и практическое взаимодействие с Китайской Народной Республикой. Мы намерены уделять особое внимание углублению всехформ сотрудничества с китайскими партне рами, включая координацию действий по международной повестке дня. Это относится и к другим быстрорастущим и набирающим политический вес азиатским государствам, в первую очередь, конечно, это касается нашего традиционного партнера и друга – Индии.

Продолжим курс на расширение сотрудничества со странами Латинской Америки и Африки. Еще несколько лет назад этому направлению уделялось недостаточное внимание.

Естественно, будем всячески развивать традиционные связи с Европой. Напомню, больше четверти объема внешней торговли России приходится на Германию, Италию, Францию и Нидерланды. На июньском саммите с Евросоюзом подтвержден приоритетный характер российско-европейского стратегического диалога. Кстати, Россия через дополнительные взносы в МВФ участвует и в оказании финансовой помощи кризисным экономикам еврозоны. В то же время уровень сотрудничества с ЕС, на наш взгляд, пока все-таки не соответствует политическому и экономическому потенциалу сторон.

Как я уже говорил неоднократно, мы с Европой могли бы поставить амбициозные цели, гораздо более амбициозные, чем ставятся сегодня. Построение единого рынка от Атлантики до Тихого океана объемом в триллионыевро – и сама жизнь, я хочу это подчеркнуть, особенно в условиях турбулентности мировой экономики, требует движения именно по этому пути.

Есть и более приземленные задачи, без решения которых реальное сближение невозможно. В частности, облегчение визового режима с выходом на его полную отмену. Российская сторона уже сейчас готова к такому шагу. И на встречах с бизнесом из европейских стран мы чаще и чаще слышим требования наших коллег о том, что и европейский бизнес заинтересован в решении этого вопроса как можно быстрее.

Недавно в Лос-Кабосе был проведен содержательный разговор с Президентом Соединенных Штатов Америки Бараком Обамой. Мы подтвердили заинтересованность, опираясь на достигнутые в последние годы позитивные сдвиги, выстраивать конструктивную, предсказуемую и взаимовыгодную модель сотрудничества с Соединенными Штатами Америки. С учетом статуса России и США как крупнейших ядерных держав от наших стран, безусловно, зависит решение многих глобальных и региональных проблем. В период сложностей в международных делах постоянный и доверительный диалог между нами, безусловно, приобретает дополнительное значение.

Сейчас в Соединенных Штатах, как всем хорошо известно, горячая пора, пора предвыборной кампании. Велик соблазн заработать дополнительные очки на жестких высказываниях, вспомнить идеологизированные стереотипы и фобии, от которых давно пора было бы отказаться. Мы все это видим, не драматизируем, но все-таки замечаем. Давно пора отказаться от такой практики решения внутриполитических проблем, когда одновременно ухудшаются международные позиции или от этого страдают международные отношения.

По большому счету замена антисоветской поправки Джексона–Вэника на уже антироссийский закон или взятый курс через создание системы противоракетной обороны нарушить стратегический баланс не могут нас не трево
жить. Мы об этом многократно и в разных форматах говорили.

Уважаемые коллеги, хотел бы также сказать, что традиционные, привычные методы международной работы освоены нашей дипломатией достаточно хорошо, если не в совершенстве, но по части использования новых технологий, например, так называемой «мягкой силы», безусловно, есть над чем подумать.

Напомню, что политика «мягкой силы» предусматривает продвижение своих интересов и подходов путем убеждения и привлечения симпатий к своей стране, основываясь на ее достижениях не только в материальной, но и духовной культуре, и в интеллектуальной сфере.

Пока, надо признать, образ России за рубежомформируется не нами, поэтому он часто искажен и не отражает ни реальную ситуацию в нашей стране, ни ее вклад в мировую цивилизацию, в науку, культуру, да и позиция нашей страны в международных делах сейчас освещается как-то однобоко. Те, кто стреляет и постоянно наносит ракетные удары тут и там, они молодцы, а те, кто предупреждает о необходимости сдержанного диалога, те вроде как в чем-то виноваты. А виноваты мы с вами в том, что мы плохо объясняем свою позицию. Вот в чем мы виноваты.

Не задействован в полной мере и фактор русского языка, являющегося одним из официальных языков ООН, на котором общаются во многих странах мира. Знаю о планах, готовящихся в этой области МИДом, Россотрудничеством, Русским географическим обществом, и прошу активнее продвигать эти идеи и планы.

Вновь подчеркну, что российские дипломатические и консульские учреждения обязаны в круглосуточном режиме защищать права и интересы наших граждан и соотечественников за рубежом. Реагировать на нужды людей нужно мгновенно, оказывая всю необходимую помощь и поддержку. Уважение к государству во многом определяется тем, как оно заботится о своих гражданах, оказавшихся, неважно по какой причине, в трудных или непредсказуемых ситуациях в незнакомой для них среде. И,
конечно, роль соотечественников, постоянно проживающих за рубежом, требует основательного переосмысления. Многие хотят быть полезными своей исторической родине, хотят поддержать ее, а наши загранучреждения все таки подчас (хочу это осторожно сказать) недооценивают такой настрой и такие возможности. Считаю, также необходимо вновь вернуться и к вопросу об облегченном порядке предоставления российского гражданства тем, кто был гражданином СССР, и прямым потомкам
родившихся в Советском Союзе или даже в Российской империи.

Уважаемые коллеги, наши требования,предъявляемые к работе внешнеполитического ведомства, конечно же сопровождаются заботой о дипломатах, об их материальном обеспечении. И, как вы знаете, мною дано поручение Правительству Российской Федерации разработать концепцию укрепления ресурсного и кадрового потенциала системы МИДа России, она будет принята. Подписан также Указ об учреждении флага Министерства иностранных дел. Ряд особо отличившихся сотрудников отмечен государственными наградами, и я хочу этих коллег от души с этими наградами поздравить.

Russia in a Changing World: the Continuity of the Priorities and New Opportunities. Speech of the President of the Russia Vladimir Putin at the Meeting of the Russian Ambassadors and Permanent Representatives Abroad at the Ministry for Foreign Affairs of Russia, 9 july
2012.