Сталинградская битва в контексте современной истории

Мягков Михаил Юрьевич – д.и.н., профессор кафедры отечественной и всемирной истории МГИМО(У) МИД России.
E-mail: vestnik@mgimo.ru

 

Вся статья: 

Сталинград стоит в ряду главных символов Второй мировой войны. После окончания Московской битвы 1941–1942 гг. советское военное командование было полно оптимизма, несмотря на то что на отдельных участках германские войска еще стояли в 150 км от столицы, Ленинград был в кольце вражеской блокады, индустриальные и хлебные районы Украины находилась под пятой оккупантов. Однако перспективы разгрома агрессора уже в 1942 г. казались Сталину вполне реальными.

Основная надежда возлагалась на свежие резервы. В свою очередь, Гитлер и его генералы грезили новым наступлением в глубь территории Советского Союза, что, по их мысли, привело бы Германию к окончательной победе. Но наступать по всему фронту вермахт уже не мог, поэтому на лето 1942 г. фюрер выбрал в качестве стратегической цели одно главное направление – Кавказ с его богатыми ресурсами, и прежде всего нефтью, которая была как воздух необходима немецким моторизированным частям для продолжения войны. 5 апреля 1942 г. Гитлер подписал директиву № 41, в соответствии с которой был подготовлен план наступательной операции под кодовым на- званием «Блау» –наступление на воронежском направлении группы «Вейхс» (2-й и 4-й танковой армий) и на острогожском – 6-й армии.

Ставилась задача взять, наконец, Ленинград и осуществить «прорыв на Кавказ». Группа «Вейхс», взяв Воронеж, должна была повернуть на юг и совместно с наступающей на восток 1-й танковой армией окружить основные силы советского Юго-Западного фронта. После этого предполагалось разделить германские силы группы армий «Юг» на две самостоятельные – «А» и «Б», про- двигавшиеся в направлении Северного Кавказа и Сталинграда. Готовилось к летней кампании и советское руководство. Разведка неоднократно сообщала, что основное внимание немецкого командования будет теперь приковано к южному флангу. Однако Сталин и Генштаб Красной армии не исключали, что немцы могут вновь попытаться взять Москву.

Ощущение близкой опасно- сти подогревалось немецкой дезинформацией – планом под кодовым наименованием «Кремль». Фальшивка должна была убедить, что группа армий «Центр» уже в июне нанесет удар по сто- лице, окружит ее плотным кольцом и заставит капитулировать. Непросто решался в Ставке ВГК вопрос об использовании резервов. На начало 1942 г. в связи с эвакуацией сотен предприятий пришелся пик спада производства советской военной промышленности. На мартовском совещании в Москве начальник Генштаба Б. Шапошников предложил ввиду недостатка вооружения перейти к активной обороне. Жуков выступал за наращивание усилий лишь на Западном направлении. Однако Сталин считал, что нельзя «си- деть сложа руки и ждать, пока немцы нанесут удар первыми». Где появляется возможность – нужно наступать. Самым уязвимым местом в советском плане стала сама постановка задач – и обороняться, и наступать.

Отсутствие четкого понимания ситуации, переоценка своих сил и недооценка противника сыграли роковую роль. Уже после войны, вспоминая уроки поражений, С.К. Тимошенко спрашивал Г.К. Жукова: «До сих пор не могу понять, почему же мы в 1942-м не ре- шились перейти к обороне, как это потом сделали под Курском в 1943-м?» Жуков после тяжелого вздоха ответил: «Нужны были накопленные за два года войны горький опыт, мужество и стратегическая мудрость, чтобы созреть до таких решений». Оценка, несомненно, правильная. Но активные действия не достигли намеченных целей. Застопорилось наступление 2-й удар- ной армии у Ленинграда. Более того, сама она попала в окружение, а ее командующий генерал Власов сдался в плен и пошел на предательство Родины. Безуспешными остались попытки за- хлопнуть демянский котел. Подавленный «опекой» Л. Мехлиса (доверенного представителя Сталина), командующий Крымским фронтом Д. Козлов не смог справиться с немецким ударом 8 мая 1942 г. и растерял все свои войска. Под Керчью погибли 176 тыс. человек. После этого немецкие силы в Крыму были переброшены к Севастополю.

Судьба этой крупнейшей базы на Черном море была предрешена. Сражение за Се- вастополь продолжалось еще два месяца, оно обошлось немцам и румынам в десятки тысяч погибших, пропавших без вести и раненых, но к 7 июля героическое сопротивление защитников города было сломлено. Безвозвратные потери Красной армии составили здесь с октября 1941 г. по июль 1942 г. 156 тыс. человек. Одновременно с боями в Крыму разгорались сражения под Харьковом. Войска Юго-Запад- ного направления С. Тимошенко в мае 1942 г. пробивались к городу с барвенковского плац- дарма. Советский натиск поставил элитную 6-ю армию Ф. Паулюса в трудное положение, однако вскоре 1-я танковая армия Клейста на- несла свой контрудар по растянутым советским флангам. Тимошенко и Сталин некоторое время надеялись, что ситуацию удастся спасти, но чуда не произошло. 23 мая кольцо вокруг сил Юго- Западного фронта замкнулось.

По советским данным, потери в этом сражении составили 170 тыс. человек. Трагедия под Харьковом рез- ко ухудшила обстановку на всем южном крыле советско-германского фронта, предопределив дальнейшие неудачи Красной армии. Немцы, которые имели на этом участке до 900 тыс. чел., практически без передышки нанесли новые удары. Чтобы закрыть образовавшуюся в обороне брешь, Сталин был вынужден начать пере- броску к ней дополнительных резервных сил (до 10–12 дивизий). Вновь, как и летом 1941 г., немцы почувствовали свое превосходство. Их бронечасти стремительно наступали вперед, поддерживаемые крупными силами люфтваффе. Весенние неудачи снизили боевой дух советских бойцов и командиров, тем более что в частях было много новобранцев.

Ключевые слова: Сталинградская битва, историческое значение, геополитические последствия, Красная Армия, Сталин, Рузвельт, Гитлер, Жуков

Примечания
Цит. по: Гареев М.А. Сражение на Волге// Живая память. Великая Отечественная: правда о войне: В 3-х гг. М., 1995. С.51 Сталинградская эпопея. Материалы НКВД СССР и военной цензуры из Центрального архива ФСБ РФ. М., 2000. С. 230.
Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери Вооруженных сил. Статистическое исследование / Под общей редакцией Г. Ф. Криво- шеева. М., 2001. Табл. 133.